»  Омская область готова поставить в КНР в 2016 году до 300 тыс. тонн пшеницы

  Как прожили казахстанцы год при свободно плавающем тенге?

В августе 2016 исполняется год, как Национальный банк РК отказался от фиксированного курса тенге, в результате чего доллар подорожал практически в два раза. Обозреватель Forbes.kz обратилась к известным казахстанцам и узнала, как это событие скорректировало обычный уклад жизни этих людей.

Директор ТОО «Smart Investments», бывший вице-министр сельского хозяйства Марат Толибаев, оценивая сейчас последствия девальвации всесторонне, признался, что она отразилась на многих сторонах его жизни.

Марат Толибаев:

- С одной стороны, я немного выиграл. Дело в том, что я имел депозиты в долларах США. В пересчете в тенге эти депозиты стали практически в 2 раза больше. Кроме того, я имел кредит и лизинг техники в тенге. В этих сделках я тоже выиграл, в пересчете в доллары теперь мне надо возвращать меньше, - объяснил он. - С другой стороны, я, конечно, проиграл. Большая часть моих доходов в Казахстане зафиксирована в тенге. Теперь эти поступления в пересчете на доллары уменьшились. Это отразилось в худшую сторону на всех моих покупках в иностранной валюте. Например, я планировал купить новую дорогую машину, а теперь пересмотрел планы и купил более дешевую. Если раньше я часто ездил за границу и останавливался в дорогих отелях, то теперь я стал меньше ездить и начал выбирать более экономичные отели.

Вместе с тем, отметил спикер, следует признать, что девальвация оказала меньшее воздействие на экономику, а значит, и на него лично.

- Например, рост арендной платы для моих офисов не был пропорционален девальвации и не вырос в два раза, как я боялся, а всего на 20%. Среднерыночная заработная плата в стране тоже не подскочила в два раза, поэтому мне не пришлось сильно повышать зарплату своим сотрудникам, - перечислил Марат Толибаев. - В общем, как и любое явление в экономике, девальвация - не однозначное явление. Она отражается на многих вещах не одинаково. Слишком многофакторны и нелинейны взаимосвязи в экономике.

Игорь Ильинский

Основатель казахстанского бренда Sophia Linsky Игорь Ильинский вспомнил о том, как после перехода на свободное плавание его компания сидела без заказов, но в конечном итоге именно этот фактор стал конкурентным преимуществом отечественных производителей.

- Вначале переход к новому курсу, конечно, сильно ударил по швейному бизнесу, которым я владею. До этого к нам приходили и делали заказы, хотя ожидания девальвации были высокими. Но только девальвация произошла, вплоть до Нового года у нас не было никаких заказов. Было очень трудно, - признался он. - Но, с другой стороны, я верю, что от обесценения национальной валюты в конечном итоге будет польза.

Позитивные ожидания Ильинского основываются на том, что после обрушения курса производственникам стало комфортнее работать на собственном рынке.

- То, что мы сырье закупаем за рубежом, и оно стало для нас дороже, это часть проблемы. Но, с другой стороны, цена за аренду помещения под производство осталось прежней. Нам удалось договориться со своими работниками о том, что зарплату мы оставим на прежнем уровне, так как поднять ее у нас пока нет возможности. Налоги не подняли. При этом мы подняли цену на свою продукцию совсем немного. Если год назад наши футболки стоили 1,7 тыс. тенге, то сейчас - 2 тыс. тенге. Благодаря этому мы стали получать больше заказов, так как закупать футболки в Китае или Киргизии стало дороже, - рассказал предприниматель.

Также Игорь Ильинский поделился впечатлениями о том, как отразился новый курс на нем лично.

- Мы с семьей живем на съемной квартире, и 3 года назад платили за аренду $800 в месяц, или 120 тыс. тенге в пересчете по тому курсу. Когда курс тенге изменился и $1 стал стоить 180 тенге, мы платили те же $800 в пересчете на новый курс, или 160 тыс. тенге. После того как курс тенге рухнул в 2 раза, я поговорил с владельцами квартиры, которую мы снимаем, и объяснил, что не смогу платить по новому курсу. Они согласились зафиксировать цену аренды на уровне 160 тыс. тенге в месяц, - подчеркнул он. - Я знаю, что сейчас снижаются цены на аренду и на покупку недвижимости. По продуктам питания могу лишь сказать, что цена на мясо в магазине у нашего дома как была до девальвации 1,2 тыс. тенге за килограмм, такой она и осталась. Цены на овощи и фрукты, конечно, выросли, но нам с этим надо научится жить. Ездить меньше я не стал, да и цены на авиабилеты увеличились незначительно. Если раньше я покупал билеты в Турцию по 110 тыс. тенге, то сейчас - по 120−130 тыс. тенге. Мы выиграли как производственники: стали больше зарабатывать и благодаря этому можем немного больше тратить на все остальное.

А вот на жизнь представителя Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марата Шибутова обесценение тенге оказала минимальное влияние.

Марат Шибутов

- Объем моих доходов, в принципе, не изменился. По большому счету, для меня сильно ничего не изменилось, так как девальвация вызвала больший спрос на мои услуги, - сообщил политолог. - Однако мое поведение как потребителя изменилось. Я некоторые расходы урезал - это благотворительность и покупки фильмов. А вот от путешествий я не отказался и затраты на отдых не сократил. Более того, я не пересмотрел страны, в которые езжу отдыхать.

В целом же, по его наблюдениям, потребительское поведение людей все-таки изменилось.

- Конечно, люди стараются отказаться от менее необходимых трат в пользу тех вещей, которые считают для себя жизненно необходимым. У некоторых в этот список входит только питание и квартплата, а у других - туризм, инвестиции или накопления.

Больше всего снижение курса тенге, по словам генерального директора ТОО «BRB INVEST» Галима Хусаинова, оказало на средний класс.

Галим Хусаинов

- Дело в том, что в структуре потребления среднего класса основную долю занимают импортные товары и услуги. Естественно, они ощущают сокращение своих доходов в долларовом эквиваленте и удорожание продуктов и товаров, которые привыкли приобретать. Соответственно, представители среднего класса вынуждены были сократить расходы, - подчеркнул эксперт.

По его мнению, в первую очередь они стали экономить на поездках за рубеж, пересмотрели структуру потребления и сократили инвестиционные вложения и снизили процент от общего дохода, который откладывают как сбережения.

- Что касается меня, то мы пересмотрели бюджет, сократили количество поездок за рубеж и объем средств, которые откладывали как сбережения. А также абсолютно отказались от любых инвестиционных затрат, таких как приобретение нового автомобиля, ремонт квартиры и так далее, - рассказал Галим Хусаинов. - Мы отошли от шока девальвации и понимаем, что за любым кризисом будет следовать и подъем. Надо просто пережить этот момент, вынести уроки и продолжать жить.


Copyright © Medvedi-pc.ru - Финансы, аналитика, экономика в России.